Литературу ничем заменить нельзя

Номера 2016 года  :  № 126  :  Общество20 октября 2016ПечатьОтзывы

– Я абсолютно убеждена, что из школьной программы «Войну и мир» Льва Толстого, а также некоторые романы Федора Достоевского нужно убрать. Это глубокие философские произведения,

с серьезными рассуждениями на разные темы. Не может ребенок понять всей их глубины, – акцентировала на этом внимание президент Российской академии образования, заместитель председателя Общества русской словесности Людмила Вербицкая в интервью информационному агентству «Москва».

Что касается Достоевского, конкретно предлагается «убрать» роман «Преступление и наказание», поскольку не следует травмировать психику детей теми глубокими переживаниями, которые испытывают герои произведения. Известный петербургский, да и российский филолог, Людмила Вербицкая подчеркнула также: «Я считаю, что мы достаточно хорошо представляем себе, что должны читать дети. Хотя в этом вопросе нет единого мнения… В курс школьной программы должны входить произведения духовной литературы, но нужно решить, какие именно. Библию, думаю, каждый должен прочесть. Это и духовно-нравственное воспитание, моральные основы. А значит, такой курс необходим».

Заявление Вербицкой вызвало немало споров. Причем даже среди людей, имеющих опосредованное отношение к литературе. Появились отклики в социальных сетях. В частности, вспомнили интервью, которое Людмила Вербицкая дала телеканалу «Культура» в 2007 году, рассказав и о своей биографии, которую нельзя назвать легкой. Отец был арестован по Ленинградскому делу, а позднее и мать. Девочка три с половиной года провела в детской исправительной колонии во Львове:

«В жизни нашей, каждого из нас, главное – люди, прекрасные люди, которые встречаются в нашей жизни, – говорит в этом интервью Людмила Вербицкая. – Были такие люди, которые помогли и мне. Это была заместитель начальника той самой детской трудовой исправительной колонии, в которой находились и убийцы, девочки, которые в бандах участвовали, и проститутки, и воровки – все были собраны там. Иного способа общения друг с другом, кроме мата, или, как мы теперь говорим, неформальной лексики, у них не было. При этом заместитель начальника колонии Виктория Николаевна сумела так настроить всех девочек – я думаю, это была ее заслуга, – что при мне они не ругались. Каждый вечер я им рассказывала, поскольку они вообще ничего не читали никогда, все, что я знала. Таким образом, все романы Толстого, стихи Пушкина, Достоевского за эти три с половиной года, что я провела в колонии, я сумела им рассказать».

«Но если произведения этих великих русских писателей даже в пересказе были интересны колонистам, то неужели их не способны оценить нынешние школьники? Может, у них генетика не та?», – адресуют свой вопрос Людмиле Алексеевне несогласные с ее мнением пользователи социальных сетей.

Высказывание Вербицкой не оставило равнодушными и наших курских педагогов, ученых вузов. Предоставляем им слово.

Татьяна СУЧКИНА, учитель литературы рыльской средней школы № 1, педагог с 40-летним стажем:

– Я бы оставила «Войну и мир» на все времена. Сколько всего заложено в этом романе! Безусловно, это сложное произведение. И в разном возрасте человек воспринимает его не одинаково. Читая его в 17 лет, он испытывает чувства, которые, несомненно, отличаются от его переживаний в 40 лет. Мне трудно представить выпускника школы, не имеющего понятия о князе Андрее. Что связано для нынешнего молодого человека с именем Болконского? Да практически все: честь, достоинство, любовь, патриотизм, дом... А вспомним князя Андрея на поле боя под Аустерлицем! Даже враг (сам император Наполеон) был восхищен его героизмом. Нет, «Войну и мир» никак нельзя убирать из школьной программы.

Впрочем, как и «Преступление и наказание» Достоевского. Через мироощущение, через страдания своего главного героя писатель помогает нам осознать проблему, актуальную на все времена: никто на земле не может остаться безнаказанным. И сам Раскольников приходит к пониманию этого через раскаяние. Мир обездоленных Достоевского мы с ребятами изучаем с большим интересом. Дети пишут об этом в своих сочинениях. Достоевский – мыслитель. Давайте «уберем» его и вообще перестанем говорить о высоких материях. Но разве мы такую задачу перед собой ставим?

А что касается духовно-нравственного воспитания, так ему отводится достаточно много внимания на занятиях по основам православной культуры. Другое дело, что для проведения их нужны хорошие специалисты, которых пока не так много.

Нина ЖИДКИХ, и.о. начальника отдела образования Горшеченского района:

– Толстой и Достоевский – достояние нашей страны. И произведения их невозможно заменить Библией – это понятно любому здравомыслящему человеку. Зачем вообще подменять одни великие, мудрые книги другими? К тому же наши дети еще с детского сада начинают изучать основы православной культуры.

Для нас, педагогов, важно, чтобы у школьников интерес к русской классической литературе не ослабевал, а крепнул. В этом, кстати, заинтересованы и родители. О себе могу сказать, что я, собираясь поступать на филологический факультет, в юности с удовольствием изучала «глубокие философские произведения» Достоевского и Толстого. И сейчас, имея достаточно большой и педагогический, и жизненный опыт, перечитываю их с не меньшим интересом.

Ирина ПОСТРИЧЕВА, кандидат педагогических наук, доцент кафедры социально-гуманитарного образования Курского института развития образования:

– Убирать из школьной программы эти произведения нецелесообразно. Я считаю, что необходимо сделать методику преподавания литературы более адаптированной к восприятию художественного произведения школьниками. «Война и мир», «Преступление и наказание» (и не только эти произведения) несколько тяжелые для восприятия, а иногда даже для прочтения. Ритм их не совпадает с жизненным ритмом современных школьников, которые по одному клику могут войти, скажем, в виртуальный мир.

Но это не означает, что они не должны изучать классическую литературу. Иногда школа и урок литературы, в частности, – это единственное место, где дети могут услышать, что такие произведения вообще есть. Литература – мир, полный личностей. И мы просто обязаны их знать. Другое дело (хочу подчеркнуть это еще раз) – надо менять методику преподавания. И самый главный принцип тут, на мой взгляд, – ее гибкость. Методика не должна быть одной и той же при подходе к изучению произведений Толстого или Достоевского: разные личности, разное мироощущение и восприятие.

Обязанность учителя – так адаптировать методику к личности автора, личности ученика, к реалиям современности, чтобы изучаемое произведение стало доступным. Вообще, методика – это искусство делать сложное простым, непонятное – понятным. А если мы все начнем исключать…

И потом: кто сказал, что Библия – более простой материал для изучения? Есть дети, совершенно не понимающие «Слово о полку Игореве», не умеющие объяснить, почему же все-таки Герасим утопил Муму, которую очень любил. И Тургенева «убирать»? А чем заменим? Литературу вообще ничем заменить нельзя, потому что она незаменима.

Повторю: применение, использование методики во многом зависит от учителя. Учитель, как и ученик, – главные субъекты образовательного процесса. Есть еще один субъект на уроке литературы – художественное произведение и его автор. Между этими субъектами идет диалог. Если мы будем делать художественное произведение (как это иной раз бывает) объектом для изучения, то диалога не получится. Или он будет ущербным.

Юрий ФИЛИППОВ, кандидат филологических наук, доцент, декан филологического факультета КГУ:

– Суть даже не в трудности понимания, а в объеме изучаемых произведений. Давайте полистаем страницы нашей классики. Даже Пушкина дети читают выборочно из поэзии, из прозы, часто ограничиваясь повестями Белкина, потому что компактные, потому что дают представление о реализме Пушкина. А если мы берем Толстого, Достоевского, Шолохова в одиннадцатом классе…

Когда ко мне приходят абитуриенты, я спрашиваю, что они читают. Да, говорят, перешли к Шолохову. А на дворе уже апрель… И я думаю: разве они успеют до конца учебного года прочитать шолоховский «Тихий Дон»? При наличии тех часов, которые отводятся на литературу в школе, это просто физически невозможно сделать. И все понимают, что дети не читают тексты, но при этом мы говорим, что изучаем роман Толстого «Война и мир». Присутствует некое лицемерие. Это, во-первых.

Во-вторых, есть попытки максималистического плана, когда некоторые деятели (чаще всего не литературоведы, а журналисты, какие-то оппозиционные деятели) говорят, что детям вообще скучно читать классику. Разумеется, я не могу согласиться с этой позицией. Нельзя «выбросить» «Войну и мир». Невозможно, как я уже сказал, физически ребенку прочитать этот роман. Но знакомство с отдельными страницами, главами, безусловно, должно быть. И, конечно же, небо Аустерлица и другие картины шедеврального плана на уроках литературы тоже должны быть.

И, наконец, по поводу заявления относительно Библии. Разумеется, человек взрослый, грамотный, мыслящий понимает, что, в общем-то, на ней построено все искусство. Но заменить нашу классическую литературу Библией категорически нельзя. Как предмет искусства Библия должна быть, потому что дети читают Гумилева, Ахматову… И мы прекрасно понимаем, что многие классические сюжеты построены на сюжетах Библии, что невозможно не знать современному человеку.

Но в то же время надо понимать, что это, скорее всего, должно быть на уроках мировой художественной культуры, а не на уроках литературы. У нас все-таки светское государство, светская школа. Недопустимо осваивать Библию за счет Толстого, Достоевского, Чехова и других наших классиков.

Приведем еще несколько коротких ответов недавних выпускников школ на вопрос о том, что наиболее запомнилось им в произведениях Толстого и Достоевского. Владимир: «Размышления князя Андрея Болконского у дуба до поездки в Отрадное и на обратном пути». Алина: «Храбрый Петя Ростов». Георгий: «С большим интересом следил за тем, как менялся прошедший через войну Пьер Безухов». Ирина: «Затаив дыхание, читала, как князь Мышкин пытался объясниться в любви Аглае». Илья: «Меня очаровал Алеша Карамазов. Кто-то, может быть, скажет, что он – герой не нашего времени. А я готов с этим поспорить». Татьяна: «Меня до глубины души потряс Раскольников. Видимо, только через такие глубокие страдания и способна очиститься человеческая душа».

Наверное, есть и школьники, которые даже выборочно читают классику лишь потому, что того требует школьная программа, и, возможно, вообще плохо помнят героев обсуждаемых романов. Так и некоторые выпускники экономических факультетов «затрудняются» ответить на провокационный вопрос, «кто написал «Капитал» Маркса».

Наша русская классическая литература настолько богата теми шедевральными картинами, о которых говорил Юрий Леонидович, что, вероятно, спорить тут можно до бесконечности. При этом одно, пожалуй, бесспорно: литературу действительно ничем заменить нельзя.

Анна БЕЛУНОВА

Оставьте ваш отзыв
ФИОВаше имя или ник (псевдоним)
E-mailУкажите ваш e-mail для ответа
ГородСтрана (если не РФ), город
ТекстВ тексте распознаются гиперссылки http://site.ru/page.html и электронная почта mail@mail.ru
АнтиспамВведите в поле цифры на изображении → Введите в поле цифры на изображении
Выделенные поля обязательны для заполнения

Партнеры


Официальный сайт администрации Курской области

Официальный сайт Общественной палаты Курской области, комитета внутренней политики Администрации Курской области

Официальный сайт телерадиокомпании Сейм

Работа в России

www.gosuslugi.ru

Информация


Детская страница портала персональные данные

© 2003–2017, АУКО
«Редакция газеты « Курская правда»,

e-mail: info@kpravda.ru
телефон: (4712) 51-24-62
При использовании информации ссылка на сайт обязательна. 
Размещение рекламы
г. Курск, ул. Максима Горького, д. 9
телефон: (4712) 51-11-35
e-mail: reklama@kpravda.ru
Посетители сайта
Сегодня: 292
Вчера: 2 430
Всего: 7 998 522