Пострадавшие за веру православную

Номера 2014 года  :  № 83  :  Общество10 июля 2014ПечатьОтзывы

Сегодня душа всякого православного человека радуется, когда он видит, как на его глазах по всей России буквально из руин восстанавливаются храмы. Великолепие наших курских храмов просто потрясает. Чего стоит только одна возрожденная Коренная пустынь! Но, к сожалению, история ХХ века, порог которого мы не так давно перешагнули, знает и примеры другого рода – печальные, когда безжалостно разрушались наши святыни, а служители веры православной подвергались жесточайшим репрессиям. Вот об этом я и хочу рассказать.

Тем более что в истории нашего Железногорского (ранее Михайловского) района немало печальных страниц, свидетельствующих о гонениях духовенства. До 1929 года на территории района служили 25 храмов, после массового закрытия которых все священнослужители и их семьи подверглись разного рода репрессиям. А ведь единственной их «виной» была твердая вера в Бога. Однако на них, ложно обвиненных в антисоветской деятельности, заводили сфабрикованные уголовные дела и подвергали репрессиям. Но вера этих людей была настолько сильной, что, несмотря на невыносимые испытания и страдания в лагерях ГУЛАГа, пытки в тюремных застенках, большая часть духовенства осталась непоколебимой и продолжала идти по пути духовного служения.

Первыми жертвами стали священники Захарий Амфитеатров из села Гнань и Яков Бакринев из слободы Михайловки, в марте 1919 года выступившие в защиту восставших против продразверстки крестьян, протест которых был подавлен отрядом красноармейцев и местной милиции. Ночью священников выгнали из домов и после грубых издевательств полуживых затолкали под лед на реке Свапе. Свидетелем жестокой расправы над отцом оказалась дочь Амфитеатрова – Любовь Захаровна, пережившая страшное потрясение. Сыновья казненных священников – Федор Амфитеатров и Николай Бакринев – влились в ряды вспыхнувшего вскоре антисоветского восстания, после подавления которого Николая расстреляли, а Федор успел уйти от расправы. Во время этих событий за поддержку восставших был расстрелян прямо у церкви священник села Андросово Семен Благовещенский.

Годы коллективизации были для священнослужителей поистине годами дискриминации. Их лишали всех прав, возможности устроиться на работу, в результате чего они оставались без средств к существованию; духовное сословие вообще пытались уничтожить физически вместе с членами их семей. С 1921 по 1934 годы по сельсоветам Михайловского района «лишенцев» из духовенства насчитывалось около 40 человек. В 1929 году началось массовое закрытие храмов. Участившиеся репрессии для большинства служителей церкви заканчивались трагически. Священника села Больше-Боброво Николая Ивановича Фролова обвинили в срыве хлебозаготовок и осудили на 8 лет лагерей. Досрочно освободившись, он устроился работать бухгалтером сельхозартели в Калужской области. По доносу снова был арестован и 30 ноября 1937 года расстрелян. Вместе с ним под судом оказался и сын Лев, приговоренный к 10 годам заключения в лагере Ивдельлаг Свердловской области только за то, что был сыном священника.

Подобная участь постигла священника Владимира Семеновича Казанского из села Макарово: 10 лет ссылки в лагере города Надеждинска Кемеровской области. Отбывая срок, работая до изнеможения на лесоразработках, Казанский получил новое обвинение – участие в кадетско-монархической повстанческой организации. НКВД Новосибирской области он был приговорен к расстрелу…

Окончательный удар был направлен на уничтожение последних трех действующих храмов района. Чтобы их закрыть, требовалось расправиться с духовенством. В 1933 году работники НКВД завели дело о якобы действовавшей подпольной организации – так называемой группы освобождения церкви. Были арестованы и привлечены к суду не только священнослужители, но и простые верующие, выступавшие против закрытия храмов. Их обвинили в антисоветской деятельности и кулацкой агитации. Священника Михаила Васильевича Пятницкого, настоятеля Никольской церкви слободы Михайловки, арестовали как руководителя одного из отделений этой организации. После жестоких допросов под давлением следователя он признал себя виновным, пять лет отбывал срок в нечеловеческих условиях мордовского Темлага. Освободившись, вернулся в Курскую область, работал в гражданских учреждениях, а затем снова встал на путь духовного служения. Священствовал в храмах Льговского и Конышевского районов, преодолевая постоянные преследования. В 1956 году был возведен в сан протоиерея.

Восхищение вызывают стойкость и смелость таких людей, как, например, священник Пятницкий, нашедших в себе силы в самые мрачные годы гонений жить так, как велела им христианская совесть. Таких рыцарей духа было немало, подтверждением чему служит арест в Михайловке по тому же делу игумена Серафима (в миру Яков Вакхович Дементьев), приговоренного к трем годам заключения (условно). Серафим жил в слободе под постоянным надзором сотрудников внутренних дел, но вместе с верующими продолжал бороться за возобновление службы в Никольской церкви, отданной под зерносклад. В мае 1936 года постановлением ВЦИК храм все-таки был передан религиозному обществу, возглавляемому Серафимом. Но власти не собирались мириться с существованием последнего очага православия в Михайловском районе, поэтому настоятеля снова предали суду «за дискредитацию руководителей партии и Советского правительства» и 4 декабря 1937 года расстреляли.

По делу «группы освобождения церкви» подверглись репрессиям монахини Татьяна Соболева из села Гнань и Агафья Локтионова из села Погорельцево, а также псаломщик Богословской церкви слободы Михайловки Афанасий Иванович Курдюмов, умерший вскоре после ареста во Льговской тюрьме.

Свой путь в церквях сел Шатохино и Линец в должности псаломщика начинал причисленный в 2002 году к лику святых новомученик Афанасий Васильевич Докукин. В 1925 году он был возведен в сан священника и направлен в село Кочетно Льговского уезда, а в 1933 за неуплату налогов осужден – приговорен к 3 годам лагерей. Освободившись, Докукин продолжил священническую деятельность в храмах Московской области. В сентябре 1937 года его снова арестовали по доносу за «распространение антисоветской агитации и слухов о войне». Следователю НКВД на допросах он уверенно отвечал, что ничего подобного никогда не делал. Оправдания не были услышаны: Докукин расстрелян и погребен в общей могиле на Бутовском полигоне в Москве.

Нельзя не вспомнить также имена подвергшихся репрессиям священников, живших вдали от своей малой родины. Широко известен уроженец села Андросово, христианский подвижник Георгий Алексеевич Коссов, служивший в Болховском уезде Орловской губернии. После революции большевики два раза помещали пожилого священника в уездную тюрьму, подвергали допросам, заставляли выполнять тяжелые физические работы, отчего здоровье его окончательно было подорвано. Скончался Георгий Коссов в 1928 году. Архиерейским собором он в 2000 году причислен к лику святых Русской православной церкви. Братья его, Федор и Константин, тоже стали священниками, в тридцатые годы были отправлены в ссылку. Один из них – Федор Алексеевич – расстрелян в 1937 году. Сгинул безвестно в лагерях еще один андросовец – священник Иван Павлович Воргольский.

Жестокая судьба постигла еще многих людей, не отрекшихся от православной веры: 66-летний Фёдор Архипенков, выходец из крестьян слободы Михайловки, прошедший путь от псаломщика до священника, участвовавший в осаде Порт-Артура и переживший японский плен, получил 6 лет лишения свободы по 58-ой статье. Иеродиакон Иван Юшков (родился в нашем селе Рышково), инок Петропавловского монастыря города Мценска, в 1930 году был заключен в Брянскую тюрьму «как один из руководителей монархической организации, возглавляемой игуменом Площанского монастыря Никодимом». И это далеко не все сведения о «злодейски убиенных и невинно замученных» только по одному Железногорскому району. А сколько их было в масштабах области, страны…

К концу тридцатых годов ХХ века немногие выжившие представители духовенства Русской православной церкви оказались несломленными – прекрасный пример для потомков. И теперь, когда вера православная постепенно возрождается в русском народе, думаю, нам надо чаще оглядываться в прошлое, чтобы не повторялись подобные трагедии.

Я считаю, что изучение такого значительного пласта в нашей общей культуре, как культура духовная, убережет современную молодежь от заимствования не самых лучших образцов западной культуры, несущей зачастую агрессию, ожесточение, подменяющую истинные идеалы ложными. Соблюдение и почитание православных традиций будет способствовать единению нашего народа, вызывать у него чувство гордости за свое Отечество. Сегодня всем нам важно это понимать.

Священник Афанасий Докукин (в тюрьме – 1937 г.)
Священник Афанасий Докукин (в тюрьме – 1937 г.)
Священник Николай Фролов с женой (1910 г.)
Священник Николай Фролов с женой (1910 г.)

Сергей Сургучев краеве

Отзывы читателей (1)
2 октября
2015, 23:11

Александр

e-mail: lektor_md@mail.ru, город: Мценск

Здравствуйте. А можно узнать подробности о Иеродиаконе Иване Юшкове из Мценска?

Оставьте ваш отзыв
ФИОВаше имя или ник (псевдоним)
E-mailУкажите ваш e-mail для ответа
ГородСтрана (если не РФ), город
ТекстВ тексте распознаются гиперссылки http://site.ru/page.html и электронная почта mail@mail.ru
АнтиспамВведите в поле цифры на изображении → Введите в поле цифры на изображении
Выделенные поля обязательны для заполнения

Партнеры


Официальный сайт администрации Курской области

Официальный сайт Общественной палаты Курской области, комитета внутренней политики Администрации Курской области

Официальный сайт телерадиокомпании Сейм

Стратегия Президента

www.gosuslugi.ru

Работа в России

© 2003–2018, АУКО
«Редакция газеты « Курская правда»,

e-mail: info@kpravda.ru
телефон: (4712) 51-24-62
При использовании информации ссылка на сайт обязательна. 
Размещение рекламы
г. Курск, ул. Максима Горького, д. 9
телефон: (4712) 51-11-35
e-mail: reklama@kpravda.ru
Посетители сайта
Сегодня: 2 978
Вчера: 3 198
Всего: 9 838 528