Проходите ли вы профессиональный медосмотр, диспансеризацию?
Выберите вариант ответа!


Результаты опроса

У каждого своя дорога к храму

Номера 2013 года  :  № 5  :  Общество19 января 2013ПечатьОтзывы

«Обитель сильна не стенами, обитель сильна духом», – этой фразой первый настоятель Рыльского Свято-Николаевского мужского монастыря архимандрит Ипполит (Халин) отвечал на недоуменные вопросы тех, кто пытался «подсказать» ему, что не следовало бы давать деньги каждому просящему – монастырь надо восстанавливать из руин.Честно говоря, однажды и я, поражаясь бесцеремонности тех, кто отнюдь не страдал от нищеты, а за деньгами «к милостивому батюшке» все-таки приходил, не удержалась от возмущения:

– Отец Ипполит, вам скоро самому просить придется!

– Анна, Анна, – урезонил он меня. – Может, им эти деньги нужны больше, чем мне…

На большом монастырском дворе (если в то время так можно было назвать открытое всем ветрам место) мы сидели с ним на бревнах – строительном материале. Стоял октябрь 1991 года. Из-за туч изредка выглядывало несмелое солнышко и, словно смутившись, быстро пряталось опять. Пронизывающий холод и полнейшая разруха вокруг как-то не особенно убеждали в том, что со временем на этом самом месте золотом засияют купола возрожденных храмов. Своими сомнениями я поделилась с отцом Ипполитом. Он улыбнулся и посмотрел на меня своими проницательными лучистыми глазами:

– Будет в Рыльске монастырь. И не один.

И эти слова оказались на удивление пророческими. В двадцати с небольшим километрах от Рыльска на берегах неприметной речки Амоньки в старинном селе Большегнеушево расположился женский монастырь во имя Казанской иконы Божией Матери. Существующая легенда о происхождении названия села рассказывает о том, что, якобы, Петр I в большом гневе принял решение о выселении смутьянов с Дона в эти края. Но это далеко не главная отличительная черта Большегнеушево. Монахи, как известно, знали толк в красоте и монастыри возводили «в местах чудно красивых». Большегнеушевский монастырь тоже расположен на месте чудном: на взгорке над ровными, сколько окидывает глаз, лугами по берегам Амоньки. И эта обитель – еще одно свидетельство того, что время все расставляет по местам.

В 1827 году здесь была построена деревянная церковь во имя Казанской иконы Божией Матери. Она простояла почти сто лет: в 1926 году ее по распоряжению властей перестроили под здание сельской школы. В годы оккупации этот старинный храм (как и многие другие) постигла печальная участь: немцы устроили здесь конюшню. В начале 90-х годов в Большегнеушево была построена новая школа, а здание старой вместе с прилегающей территорией было передано в ведение Курской епархии, куда и обратился архимандрит Ипполит с просьбой организовать здесь женский скит.

– Это было очень важно: у батюшки было много духовных чад среди женщин, – рассказывает сегодня настоятельница Большегнеушевского монастыря игуменья Ипполита. – И вот по благословению владыки Ювеналия в 1997 году здесь появился скит от Рыльского Свято-Николаевского монастыря. В 1998 году, под Рождество, был совершен первый постриг 12 матушек. А 9 декабря 1999 года указом Священного Синода Русской православной церкви скит преобразован в монастырь.

Почему светская женщина, духовной пищей которой много лет (и в школе, и в вузе) был научный атеизм, в зрелом возрасте уходит в монастырь? Задайте этот вопрос любой монашке и услышите, что она затрудняется с ответом. И ответ этот будет совершенно искренен, потому что у каждой женщины своя дорога к храму.

Первой настоятельницей Большегнеушевского монастыря была матушка Николая (в миру Анна Чуйченко). В горняцком Железногорске она работала строителем, растила трех дочерей. Когда дети выросли, попросила у мужа разрешения уйти в монастырь. И, видно, так велико было ее желание, так искренне она об этом просила, что он не стал протестовать – разрешил. Мы встречались с ней в начале двухтысячных годов. Стояла ранняя осень. Ухоженный монастырский двор представлял собой большой яркий благоухающий цветник. И я просто не могла не восхититься всей этой красотой. Матушка Николая улыбнулась и пригласила меня в свою келью:

– Подойди вот к этой иконке.

– Мироточит?!

– Вот это и есть настоящее чудо…

Общаясь с монахинями и послушницами, я еще не раз убеждалась в том, что, как сказал поэт, «невозможное возможно». В монастыре я познакомилась с жившей тогда здесь молоденькой девушкой – Катюшей Турунцевой. С детства она была лишена возможности не только двигаться, но даже держать без посторонней помощи ложку. За ней ухаживала матушка Ефрема, которая и рассказала мне, что живет в монастыре девушка, которая «иконы пишет устами». Я наблюдала, как работает Катя. И если собственными глазами не видеть, как эта девчушка, держа кисть в зубах, выписывает образы святых, трудно поверить, что такое вообще возможно. Она продемонстрировала мне, что умеет еще лепить из глины, вышивать.

– Наверное, это невероятно сложно…

– Да нет: рисовать и лепить как раз нетрудно, а вот вышивать… все губы иголкой исколешь.

– А что самое трудное в монастырской жизни?

– Читать неусыпаемый псалтырь: ночью спать очень хочется.

Почти за полтора десятка лет облик обители, конечно, неузнаваемо изменился. И во многом, как говорит матушка Ипполита, благодаря «добрым людям, благодетелям, пожелавшим, чтобы имена их остались сокрытыми». Рыльск для многих стал притягателен именно благодаря Свято-Николаевскому монастырю. А в последнее время немало паломников приезжают и в Большегнеушево.

Прошлым летом мы с приехавшими ко мне друзьями из Санкт-Петербурга путешествовали в окрестностях Рыльска. Я, как могла, пыталась рассказать им о достопримечательностях. И вдруг они загораются желанием посетить женский монастырь. Пытаюсь дозвониться игуменье – безрезультатно. А сваливаться на голову занятому человеку с бухты-барахты неудобно. Как правильно поступить? И тут я вспоминаю наставление одного священнослужителя: «Если вы идете мимо храма и у вас есть желание зайти в него, но смущает отсутствие платка или шарфика, зайдите с непокрытой головой: это лучше, чем пройти мимо».

И мы едем в Большегнеушево. Встретившуюся нам во дворе матушку прошу позвать настоятельницу.

– Как вас представить?

– …Ну скажите, что журналисты просят ее уделить несколько минут внимания.

Я стою в небольшом коридорчике и слышу за закрытой дверью легкие шаги и негромкий голос:

– Как они мне надоели, эти корреспонденты!

Дверь распахивается. На пороге с серьезным лицом появляется игуменья. И тут же улыбается:

– Анна… Согрешила ведь я. Прости.

– Ну что вы, матушка Ипполита! Это вы меня, пожалуйста, простите…

– В храме уже были?

– Да.

– А теперь хотите, чтоб я для вас экскурсию устроила?

– Если можно…

– Я сейчас свободна. Только и ты мне помоги. Видишь, вон там ребята плитку тротуарную укладывают? Такие балагуры… Никак не добьюсь от них: закончат они работу к празднику Успения или нет. Обещают: «Сделаем, матушка, сделаем». А в то же время дело как-то не очень движется. Пойди, поговори с ними.

– Думаете, мне они скажут правду?

– Ну перед газетой же они должны нести ответственность за свои слова.

Плиточники эти, действительно, оказались большими весельчаками. Самый бойкий загородил могучей фигурой своих товарищей:

– Согласен сфотографироваться в «Курскую правду». Только на первую страницу и крупным планом, чтоб жена видела, как я здесь тружусь.

– По-моему, вы больше отдыхаете.

– Не-е-т…

Бригадир обещает к Успению работу завершить.

А мы с матушкой Ипполитой отправляемся «на экскурсию». Еще раз заходим в храм. Красота здесь необыкновенная. И дело не только во вложенных средствах: во всем чувствуются заботливая женская рука, аккуратность. Трехъярусный иконостас – деревянный, резной. Здесь есть афонские и иерусалимские иконы. Очень почитаема чудотворная икона (копия) Божией Матери в серебряной ризе – «Отрада» («Утешение»), «благословленная игуменом афонского Ватопедского монастыря архимандритом Ефремом». Кстати, в июле 2011 года сестры обители встречали его как дорогого гостя. В Большегнеушевском монастыре много частиц святых мощей. Из Иерусалима привезена частица Животворящего Креста Господня. В храме три престола: Казанской иконы Божией Матери, Святителя Николая Чудотворца, преподобного Иоанна Рыльского. Паломники непременно посещают два источника и утверждают, что их ледяная водичка необыкновенно вкусная и даже целебная.

На монастырском хозяйственном дворе тоже идеальный порядок.

– Коровок держим немного, козочек, кур, – рассказывает настоятельница. – Земли у нас мало: только для выращивания овощей.

Между прочим, для выращивания овощей сделаны замечательные теплицы.

– Матушка Ипполита, как вам, женщинам, удается все таким чудесным образом благоустроить?

– У нас двадцать матушек. И много помощников. Не на себя надеемся, а на милость Божию, на Царицу Небесную – это ведь ее обитель. Пойдемте, я вас чаем угощу. Хлебушек наш очень вкусный.

– Монастырская пекарня по-прежнему работает?

– Да, печем сами.

Девушка, которая «пишет устами»
Девушка, которая «пишет устами»

Словом, за новой монастырской оградой, за «центральными вратами» обитель живет своей жизнью. Во время встреч с матушкой Ипполитой я не раз отмечала для себя, что это образованная женщина, которая может поддержать разговор на любую тему, знает многих известных людей не только в области, но и в стране. И мне все время хотелось остаться с ней наедине, поговорить о том, какой была ее дорога к храму, а случай все не представлялся. И вот однажды нам все-таки удалось поговорить по душам. Оказывается, в мирской жизни она (Валентина Ильина) была достаточно успешным человеком, занимала руководящий пост. Но, разумеется, написать я могу только то, что она мне разрешила:

В монастырском хозяйстве есть и пасека
В монастырском хозяйстве есть и пасека

– Некоторые говорят, что горе заставило прийти в монастырь. Я жила нормальной жизнью, воспитывала дочь. К своему собственному удивлению, вдруг стала замечать, что мне для душевного успокоения просто необходимо бывать в монастырях: ездила в Дивеево, Коренную, Рыльск. Однажды приезжаю к отцу Ипполиту, а он встречает меня со словами: «Монашка приехала». Хотя в то время я еще совсем не думала о постриге… Но слова батюшки оказались пророческими. Как только дочка вышла замуж, я ушла в монастырь. Я тебе так скажу: ничего не происходит без Бога.

Недавно я звонила матушке Ипполите, поздравляла ее с праздниками. Спросила, как идут дела в монастырском хозяйстве и, кстати, поинтересовалась, выполнила ли тогда свое обещание бригада плиточников.

– Все сделали в срок.

– Матушка Ипполита, мои друзья просили узнать, можно ли приехать летом в монастырь на послушание.

– Не просто можно. Скажи друзьям своим, что я приглашаю тебя с ними в святую обитель. У нас благоустроенный паломнический корпус: можно пожить, помочь матушкам и, конечно, помолиться, чтобы Господь все управил. У нас ведь постоянно (день и ночь) читается неусыпаемый псалтырь. Мы с сестрами горячо молимся за всех, кто нуждается в помощи и исцелении.

Анна БЕЛУНОВА Фото Станислава ГЕРАСИМЕНКО

Отзывы читателей (1)
11 января
2015, 19:52

Алтухова Светлана

город: Воронеж

Спасибо за статью, хочется очень побывать там. Вспомнила посещение г. Рыльска и батюшку Ипполита, не была очень-очень давно,

Оставьте ваш отзыв
ФИОВаше имя или ник (псевдоним)
E-mailУкажите ваш e-mail для ответа
ГородСтрана (если не РФ), город
ТекстВ тексте распознаются гиперссылки http://site.ru/page.html и электронная почта mail@mail.ru
АнтиспамВведите в поле цифры на изображении → Введите в поле цифры на изображении
Выделенные поля обязательны для заполнения

Партнеры


Официальный сайт администрации Курской области

Официальный сайт Общественной палаты Курской области, комитета внутренней политики Администрации Курской области

Официальный сайт телерадиокомпании Сейм

Стратегия Президента

www.gosuslugi.ru

Работа в России

© 2003–2017, АУКО
«Редакция газеты « Курская правда»,

e-mail: info@kpravda.ru
телефон: (4712) 51-24-62
При использовании информации ссылка на сайт обязательна. 
Размещение рекламы
г. Курск, ул. Максима Горького, д. 9
телефон: (4712) 51-11-35
e-mail: reklama@kpravda.ru
Посетители сайта
Сегодня: 272
Вчера: 2 865
Всего: 8 705 485