Судьба Владимира Егина

Номера 2011 года  :  № 39  :  Общество14 апреля 2011ПечатьОтзывы

Владимир Егин... Фамилия этого человека сегодня не знакома ни журналистам, ни писателям Черноземья. Еще в конце 1930 годов он был предан забвенью, и с тех пор «приговор» никем не отменён. Возможно, не стоило ворошить прошлое, искать в нём какие-то непонятные нам причины и смыслы. Но если мы сегодня не вспомним о Егине, вспомнят ли о нас — редакторах, лауреатах, секретарях и членах правлений писательских союзов — наши потомки?

Владимир Егин был Профессионалом с большой буквы. Ему довелось быть редактором газет в Рязани и в Орле, заместителем редактора в Воронеже и Курске, стоять у истоков создания писательской организации Центрально-Чернозёмной области. Его называли лучшим журналистом, он многое успел, но ещё больше мог бы сделать в последующие годы. Увы...

Владимир Никифорович Егин родился в октябре 1895 года в рязанском городе Скопине. Отец его был учителем начальной школы, дед — столяром (сам Егин в анкетной графе «социальное происхождение» гордо писал: сын народного учителя). В 1918 году окончил историко-филологический факультет Московского университета (специальность — история), в декабре того же года принят в «сочувствующие» коммунистической партии (т.е. начался кандидатский стаж), в октябре 1919 года (самый пик Гражданской войны, когда деникинцы наступали на Москву, когда ими были заняты Орёл и Воронеж) Егин вступил в РКП(б).

В армии не служил (плохое зрение), после окончания университета — инструктор и заведующий внешкольным подотделом уездного отдела народного образования в городе Сапожке (Рязанская губерния), заведующий политпросветом и одновременно преподаватель политграмоты и обществоведения в школах 2-й ступени и техникумах. С сентября 1920 года — заведующий агитационно-пропагандистским отделом уездного комитета РКП(б) в Сапожке. С ноября 1923 года — заведующий подотделом печати в Рязанском губкоме РКП(б) (до 1925 года), одновременно был редактором ряда изданий в Рязани (ежемесячный журнал «Коммунист», крестьянская газета «Наша деревня») и сотрудником губернской газеты «Рабочий клич» (с 1924 года заведующий отделом, затем секретарь, с 1926 года — редактор).

В июле 1928 года, после упразднения Рязанской губернии, Егин уехал в столицу ЦЧО Воронеж. В областной «Коммуне» за пять месяцев перебывал едва ли не на всех возможных должностях: заведующий массовым отделом, заведующий издательским сектором, зав. отделом информации, зав. сельскохозяйственным сектором, зав. сектором политинформации. В ноябре его назначили заместителем редактора газеты.

Один из газетчиков, трудившихся в «Коммуне» вместе с Егиным, в своих воспоминаниях оставил эскизный портрет «дотошного журналиста» Егина: «малорослый, подвижный, в очках, немного старивших его».

Помимо работы в «Коммуне», Егин находил время и для участия в становлении писательского союза Черноземья — в частности, входил в оргкомитет Союза советских писателей ЦЧО. Ныне в библиографических справочниках и региональных энциклопедиях твёрдо закреплён тезис о том, что бессменным редактором журнала «Подъём» был Михаил Подобедов, возглавлявший Ассоциацию пролетарских писателей ЦЧО с момента её основания. На самом деле это не так: чтобы убедиться в малоизвестном факте, достаточно пролистать подшивку журнала. Итак, берём «Подъём» за 1932 год: первые два номера подписал М. Подобедов, а уже сдвоенный (№ 3-4) — временно исполняющий должность ответственного редактора Л. Плоткин. Причиной смены кадра на капитанском мостике журнала стало постановление ЦК ВКП(б) «О перестройке литературно-художественных организаций» (апрель 1932 г.). В соответствии с указующим партдокументом Подобедов в одночасье лишился своей руководящей должности в РАПП — сама ассоциация была попросту распущена. А уже следующий номер «Подъёма» (№ 5) подписал в качестве редактора Владимир Егин (безо всяких приставок «врид»), Л. Плоткин значился его заместителем. Также Егиным подписан и следующий номер журнала (сдвоенный № 6-7), в дальнейшем «Подъём» вообще выходил без указания фамилии редактора, просто в конце номера под мелким заголовком «Редакция» помещался список из девяти человек (Егин был бессменным членом редколлегии журнала).

Его публикации в «Подъёме» (писал литературоведческие и критические статьи, а вот на поприще прозы и поэзии не стремился), на мой взгляд, были объединены одной целью: как можно быстрее вырастить новое поколение писателей. Егин всячески поддерживал подававшую надежды творческую молодёжь.

Похоже, чересчур оптимистичные статьи Егина стали раздражать партийное руководство. Вскоре его показательно одёрнули. И не кто-нибудь, а сам партийный секретарь ЦЧО товарищ Варейкис, который считал себя вполне компетентным в журналистских и литературных вопросах — недаром ведь он редактировал «Молодую гвардию» и заведовал отделом печати ЦК в середине 1920 годов, был в Москве на короткой ноге с пролетарскими писателями.

А в Воронеже дело было так. Победителем конкурса, организованного областным оргкомитетом Союза советских писателей и издательством «Коммуна» и посвященного 15-й годовщине Октябрьской революции, стал рассказ Бориса Пескова «Театр Серафима». В 1933 году этот рассказ был опубликован в «Подъёме», а в «Коммуне» появилась рецензия В. Егина.

Варейкис счёл похвалу рассказа преувеличенной. Вскоре он встретился с Песковым, Егиным, членами жюри конкурса и редколлегии «Подъёма». Как писал воронежский историк Д. Лаппо, «состоялся большой разговор о допущенных ошибках, о задачах художественной литературы в воспитании советского человека, о путях повышения художественного мастерства, о принципах и назначении критики». Впоследствии «Подъём» напечатал письмо Варейкиса на эту тему. Партийный руководитель прямо указал на то, что не надо порождать иллюзий, будто местные писатели создают шедевры. Напротив, критикам необходимо строже оценивать произведения, не расхваливать их, чтобы молодые писатели не спешили выходить из поры ученичества.

Не прошло и полугода, как ещё одна публикация Егина вызвала недовольство партийного лидера Черноземья. 2 апреля 1934 года «Коммуна» напечатала статью без подписи «Колхозная зажиточность». Автор публикации Егин весьма произвольно трактовал в ней установки партии в стратегии колхозного строительства. Зная обо всех перегибах и трагических сторонах коллективизации, Егин (как, впрочем, и многие интеллигенты того жестокого времени) был убеждён в том, что через пару лет жизнь в чернозёмном селе непременно наладится, станет сытой и спокойной: «Вчерашний безлошадник и батрак сегодня в колхозе поднялся до уровня середняка, и если он будет честно работать, то завтра он станет зажиточным».

Вольные трактовки анонимного автора вызвали раздражение у секретаря обкома ВКП(б) Варейкиса. В этот же день он написал грозный ответ объёмом с первоначальную публикацию — уже 3 апреля «Коммуна» опубликовала секретарский опус под заголовком «О путанице, допущенной в статье «Колхозная зажиточность». Чтобы ни у кого не возникло мнение, что партруководство разделяет ошибочные тезисы «Зажиточности...», под опровержением стояли подпись «И. Варейкис» и дата — 2 апреля 1934 года, а также приписка: «От редакции. Редакция «Коммуны» признаёт своей ошибкой опубликованную статью «Колхозная зажиточность» и целиком согласна с критикой тов. Варейкиса». Над головой Егина нависли грозовые тучи...

Неудивительно, что с выделением из состава ЦЧО 13 июня 1934 года Курской области и мобилизацией части воронежских журналистов на укрепление ставшей областной газеты «Курская правда» Егин отправился на работу в соседний областной центр. В Курск он уехал уже через две недели после сообщения о новом статусе этого города. Поначалу и здесь занял давно знакомую должность заместителя ответственного редактора областной газеты.

И вновь, как когда-то в «Коммуне», окунулся в редакционные будни. На заседании парткома «Курской правды» 27 сентября 1934 года было принято любопытное решение: «т. Егину. Отмечая исключительную перегрузку т. Егина по производству и различным общественным нагрузкам, рекомендовать т. Егину разгрузить себя, чтобы больше оставалось времени для работы над собой. Рекомендовать т. Егину быть более требовательным к работникам редакции».

Бывали времена, когда он исполнял обязанности «главного» в редакции «Курской правды», осенью 1935 года был и.о. ответственного редактора газеты «Орловская правда» (Орёл тогда входил в состав Курской области). Из обкома вновь сыпались обвинения в политической неблагонадёжности, но коллеги с уважением относились к Егину — в редакции ему всегда находилось место. К примеру, в августе 1936 года он занимал должность заведующего отделом культуры и искусства «Курской правды», по его инициативе была проведена областная олимпиада самодеятельного искусства.

Продолжил Егин и начатое в Воронеже дело создания писательской организации. 4 января 1935 года «Курская правда» опубликовала его отчёт со слёта молодых авторов Курской области «Как и о чём писать» (автор подписался прозрачным псевдонимом «Вега» (т.е. В. Егин)). Судя по отчёту, в слёте участвовал Фёдор Панфёров — встречали его овацией. В выступлении перед начинающими авторами редактор «Курской правды» Владимир Князев заявил: «Газета «Курская правда» взяла на себя почин в собирании молодых литературных сил области... Тяга к писательству огромна. Необходимо создать литературный центр области, который бы мог бережно выращивать всё талантливое».

Слёт избрал областной оргкомитет Союза писателей «в составе тт. Князева (председатель), Михаила Киреева (член Союза советских писателей, вышедший из литературной организации Орла), Буняева, Егина и Астанина (Орёл)».

Оргкомитету удалось издать в сентябре 1935 года достаточно содержательный литературно-художественный сборник «Утро» (издательство «Курская правда»). В нем были опубликованы очерк Михаила Киреева «Алексей Стаханов», воспоминания П. Заломова, рассказ М. Горбовцева «Заячий хлеб», в числе авторов сборника были также Николай Островский, Лев Кассиль, Михаил Козловский и другие.

«Утро» № 2, пожалуй, последняя веха в творческой биографии Владимира Никифоровича Егина. В редакции «Курской правды» началась «охота на ведьм»: хотя компромат тёк ручьями из всевозможных доносов, партруководство пыталось напитать его ещё и «фактами» из прежней, воронежской жизни: для поиска дополнительных обвинений курских журналистов посылали в командировку в соседний областной центр.

В марте 1937 года парторганизация «Курской правды» исключила Егина из рядов ВКП(б), а уже в апреле его имя вспоминали в редакции не иначе как с приставкой «правый уклонист». Тогда же, в апреле, Егина исключил из партии и Ленинский райком ВКП(б) города Курска «за протаскивание правооппортунистической статьи в газете «Коммуна», контрреволюционной статьи Каменева в «Курской правде», выдавая её за статью т. Ленина, за грубейшие ошибки, допущенные в период проверки партийных документов».

22 июля 1937 года «Курская правда» вышла с передовой статьей «На большевистские рельсы», разоблачавшей «гнилое руководство» газеты и её бывшего редактора Александра Власова: «Власов окружил себя врагами народа, которых всячески поддерживал. Правого реставратора Егина, заведовавшего одним из отделов редакции, он афишировал как лучшего журналиста, требуя учиться у этого бухаринского последыша. Весьма характерным является то обстоятельство, что когда парт-организация разоблачила Егина и единодушно решила исключить его из рядов партии, Власов выступил против решения, защищал этого врага». Владимир Егин, коммунист с 1919 года, — враг народа?.. Кто мог поверить в такой бред? Однако верили и жаждали крови.

О дальнейшей судьбе Владимира Никифоровича ничего не известно. На мой запрос архив управления ФСБ по Курской области ответил, что не располагает сведениями о репрессиях в отношении В.Н. Егина.

В 41 год быть изгнанным из журналистской и писательской когорты — куда жёстче можно найти наказание? Только лагерь на Колыме или расстрел? А вдобавок к тому полное забвение на протяжении семи десятилетий.

Забытый Егин никогда не был назван в числе тех, кого реабилитировали в годы оттепели или в перестроечные годы. Однако дело, наверное, не в наличии постановления прокуратуры. Достаточно, если мы просто будем помнить этого человека.

Алексей Кондратенко.

Отзывы читателей (1)
15 июня
2016, 09:14

Дульцева Г.Г.

e-mail: ggd220@gmail.com, город: Новосибирск

Знаю немного о дальнейшей судьбе В.Н. Егина от моей бабушки Кобус Надежды Захаровны — Владимир Никифорович жил в Песочне, во время войны и после он работал учителем литературы в Песочинской школе (Рязанская область). По рассказам, он был замечательным учителем. Рассказывал мне о нем одноклассник моей мамы и друг нашей семьи Новиков Петр Макарович. Сохранилась тетрадка моей мамы с оценкой за сочинение, подписанной его рукой. Я сама хорошо помню его почерк — он часто писал моим бабушке и дедушке открытки в 60-е годы, когда они жили уже в Новосибирске.

Оставьте ваш отзыв
ФИОВаше имя или ник (псевдоним)
E-mailУкажите ваш e-mail для ответа
ГородСтрана (если не РФ), город
ТекстВ тексте распознаются гиперссылки http://site.ru/page.html и электронная почта mail@mail.ru
АнтиспамВведите в поле цифры на изображении → Введите в поле цифры на изображении
Выделенные поля обязательны для заполнения

Партнеры


Официальный сайт администрации Курской области

Официальный сайт Общественной палаты Курской области, комитета внутренней политики Администрации Курской области

Официальный сайт телерадиокомпании Сейм

Стратегия Президента

www.gosuslugi.ru

Работа в России

© 2003–2018, АУКО
«Редакция газеты « Курская правда»,

e-mail: info@kpravda.ru
телефон: (4712) 51-24-62
При использовании информации ссылка на сайт обязательна. 
Размещение рекламы
г. Курск, ул. Максима Горького, д. 9
телефон: (4712) 51-11-35
e-mail: reklama@kpravda.ru
Посетители сайта
Сегодня: 1 091
Вчера: 2 218
Всего: 9 914 836