Юлия Хрущева: «Никита Сергеевич считал, что мало сделал, мало что успел»

Номера 2009 года  :  № 228  :  Общество22 октября 2009ПечатьОтзывы

Внучка бывшего Первого секретаря ЦК КПСС вспоминает, размышляет и делает выводы Как уже сообщалось в «Курской правде», в сентябре на родине бывшего лидера СССР Н.С. Хрущева, в селе Калиновке, прошла церемония открытия его памятного бюста. В торжествах приняли участие сотни местных жителей, представители власти, общественности, в том числе и из Курска. Из Москвы приезжала внучка нашего именитого земляка Юлия Леонидовна Хрущева со своим внуком Никитой. Юлия Леонидовна любезно согласилась ответить на несколько наших вопросов.

- Прежде всего, Юлия Леонидовна, расскажите о семье, в которой вы родились и росли.

- Мой отец – Леонид Никитич Хрущев, сын Никиты Сергеевича от первого брака, погиб в воздушном бою в 1943-ем в Калужской области. К сожалению, вместо того чтобы воздать должное мужеству этого отважного человека, его доброе имя начали сразу же порочить, чернить. Пустили слух, что отец якобы не погиб, успел выпрыгнуть с парашютом на вражеской территории и добровольно сдался гестапо и т.д., и т.п. Травля не прекратилась и поныне. Маму тут же репрессировали, освободилась из лагеря она лишь в 1954 году, так что примерно с двух лет я жила у Никиты Сергеевича Хрущева. Я настолько сроднилась с дедом, с его супругой Ниной Петровной, что через какое-то время стала называть их папой и мамой. Не удивляйтесь, если в нашей с вами беседе иногда, упоминая о них, буду говорить «родители», «отец», «мама». Хрущевы для меня самые близкие, дорогие люди.

- Кто вы по профессии?

- Журналист. Окончила МГУ. Кстати, отец был против моего выбора, но я настояла. Долгий период работала в АПН — агентстве печати «Новости». Потом сильно разочаровалась в журналистике, если честно, надоело врать. Устроилась в театр имени Ермоловой заведующей литературной частью. Отдала этому делу не один год. Сдружилась со многими актерами, среди моих близких приятелей Василий Лановой и Ирина Купченко. Хотя из театра уже давно ушла, но меня там по-прежнему помнят и любят, приглашают на все свои мероприятия, вечера, премьеры.

- Юлия Леонидовна, как вы понимаете, нам бы хотелось побольше узнать о Никите Сергеевиче. Каким он был человеком?

- Разным. Он мог быть и очень сдержанным, очень углубленным в себя. И веселым, ценящим шутку. Только никогда он не был угрюмым, унылым. Я помню его открытым, теплым, с огромным желанием разговаривать. Особенно в последний отрезок жизни. Казалось, ему хочется высказаться, выговориться. Он считал, что очень мало сделал, мало что успел. Он ведь тоже не был до конца свободным, тоже часто упирался в искусственно созданные рамки, барьеры… Нередко он признавался: «Я послушался… Я боялся…»

Потом была Венгрия. Прямо скажем, непростая ситуация. И непростое для него решение о вводе туда советских войск… А эта дурацкая история с Манежем… До самой кончины отец не мог спокойно вспоминать, как умело использовали его тогда. Ясно, что без наводки, без подсказки помощников, а может, даже и министра культуры Фурцевой, он вряд ли бы попал на выставку абстракционистов. Во-первых, он не считал себя ценителем искусства вообще, во-вторых, до вернисажей ли государственному деятелю такого уровня, если разве что полагалось рабочей программой подобное посещение.

- Юлия Леонидовна, коль мы заговорили об искусстве, скажите, какому виду творчества отдавал предпочтение ваш дед? Любил ли читать? И какой писатель ему нравился?

- Конечно, народное творчество его больше привлекало. Народные песни слушал с упоением. Смотрел балетные и театральные постановки. В литературе он восхищался Некрасовым, помнил наизусть многие стихи этого поэта и даже считал его выше Пушкина.

- В какой период, на ваш взгляд, Хрущев выковался как лидер?

- Уверена, что в годы сталинизма. В эти времена у него рос протест против беззаконий тоталитаризма, в эти годы закалялся характер для будущих смелых, поистине революционных, преобразований. Он не думал, конечно, что станет когда-то первым лицом государства, потому что он не был в первых рядах никогда, но недовольство системой крепло, и оно должно было выплеснуться наружу рано или поздно.

- По вашему мнению, выдержал Никита Сергеевич испытание властью?

- Мой ответ отрицательный: не выдержал. Помню, где-то с 1961 года отец был уже трудно пробиваемым.

- А что, разве ему осмеливались говорить о чем-то негативном, критиковать?

- Конечно. В первую очередь, родные, дети: Рада Никитична, Сергей Никитич. Нина Петровна, очень прекрасная женщина, доброй души, была намного ортодоксальнее деда. И если его упрекала в чем, так это прежде всего в недостатке решительности. Она считала, что Никите не мешало быть и пожестче, построже. Для меня Нина Петровна навсегда останется сердечной, доброй, по-матерински заботливой. Сколько раз она помогала мне в разных случаях!

- Возвращаясь к Хрущеву: кто ему был наиболее близок в семье?

- Конечно, сын Сергей. Сергей являлся как бы тенью Никиты Сергеевича. И потому что, можно сказать, везде следовал за ним. И потому что характером схож с ним. В сыне Хрущев видел воплощение своей юношеской мечты. Никита Сергеевич всегда стремился к науке, знаниям, но судьба сложилась не так, как ему желалось. Сыну удалось реализовать его самые смелые задумки.

- Чему радовался, чем гордился Хрущев?

- Предметов гордости было у деда несколько. Он, например, не уставал повторять, что родом из деревни, из глубинной Калиновки. Никита Сергеевич уверял, что столько калины, сколько водится в окрестностях его родного села, не встретишь нигде на земле. Калина была его любимым кустарником. Меняя одну госдачу за другой, отец непременно самолично высаживал у подъезда очередной резиденции калиновый куст. Никита Сергеевич постоянно с удовлетворением отмечал: он покинул свой большой государственный пост по-человечески, как простой смертный, а не как диктатор. Самая же главная гордость Хрущева – двадцатый съезд. И это понятно. Двадцатый съезд -это не только сотни тысяч вызволенных из бериевских застенков безвинных жертв, но и – что немаловажно – реабилитация, признание чести опороченных сограждан. И если сегодняшнее поколение не в состоянии в полной мере это ощутить, то в этом тоже заслуга нашего отца.

Конечно, как и у каждой большой личности, у Хрущева есть и грехи, и недостатки…

Дед, однако, верил, и я в этом полностью с ним солидарна, что наступит время, когда споры вокруг его имени, противоречивые мнения отольются в какую-то историческую концепцию, форму, очищенную от конъюнктурных пристрастий, наслоений. Придет время, прямо заявлял Никита Сергеевич, положат все совершенные им добрые деяния и недобрые на весы, и добрые обязательно перевесят!

- Как отнесся бы Хрущев к тому, что Сергей покинул Родину и обосновался в США?

- Бесспорно, с осуждением. Но отец был человеком весьма прагматичным, оценив все «за» и «против», обстоятельства, которые подвигли сына уехать за океан, он, скорее всего, простил бы его.

Сергея Никитича ведь вынудили искать счастья за рубежом. После отставки Никиты Сергеевича все проекты, в которых был занят Хрущев-младший, были сразу же закрыты. Дальше – больше… В начале девяностых Сергея пригласили за океан прочитать курс лекций. Потом еще, еще… Ему предоставили место в университете… В общем, в Штатах он нашел себя. Какое тут преступление? Я считаю, что человек должен в плане выбора места жительства быть совершенно свободным. Свободно передвигаться по миру. Кстати, сама я ни за что бы не осталась насовсем за границей. А вот моя дочь Нина давно прописалась в Нью-йоркском университете, преподает там, пишет и издает труды по политологии и литературоведению, профессор. Сейчас заканчивает работу о Владимире Набокове. Нина состоялась в США, что в этом плохого? С Россией она не порывает, часто наведывается на родину.

- Что привело вас в Калиновку? Только память о деде или что-то еще?

- И память, и что-то еще. Я решила прикоснуться снова к своим родовым корням (на курской земле я не впервые, приезжала сюда с отцом в 1958 году). Важно всегда знать, чувствовать, откуда ты, твои близкие пошли. В этот приезд я взяла с собою внука Никиту, праправнука Никиты Сергеевича. Пусть тоже приобщается к отечеству предков.

Мы, родственники Н.С. Хрущева, бесконечно благодарны калиновцам, курянам, которые помнят нашего отца, деда и с уважением относятся к его имени и делам. Спасибо вам, дорогие! Поклон вам низкий!

Беседовал Николай ШАТОХИН.

Фото Олега Багликова.

Отзывы читателей (1)
2 ноября
2013, 05:05

Малышев Владимир

e-mail: alpha999ru@yandex.ru, город: Санк-Петербург

Дайте адрес электронной почты внучки Хрущёвой Н.С. Уже пять лет не могу найти адрес. т.к. я являюсь родственник давал запросы во все инстанции никто не знает адрес, есть у меня доказательства родственных отношений. Я понимаю, что прошло много времени.

Оставьте ваш отзыв
ФИОВаше имя или ник (псевдоним)
E-mailУкажите ваш e-mail для ответа
ГородСтрана (если не РФ), город
ТекстВ тексте распознаются гиперссылки http://site.ru/page.html и электронная почта mail@mail.ru
АнтиспамВведите в поле цифры на изображении → Введите в поле цифры на изображении
Выделенные поля обязательны для заполнения

Партнеры


Официальный сайт администрации Курской области

Официальный сайт Общественной палаты Курской области, комитета внутренней политики Администрации Курской области

Официальный сайт телерадиокомпании Сейм

Стратегия Президента

www.gosuslugi.ru

Работа в России

© 2003–2018, АУКО
«Редакция газеты « Курская правда»,

e-mail: info@kpravda.ru
телефон: (4712) 51-24-62
При использовании информации ссылка на сайт обязательна. 
Размещение рекламы
г. Курск, ул. Максима Горького, д. 9
телефон: (4712) 51-11-35
e-mail: reklama@kpravda.ru
Посетители сайта
Сегодня: 2 977
Вчера: 3 198
Всего: 9 838 527