Ваня Курский и тринадцатая зарплата

Номера 2008 года  :  № 591  :  Образование26 января 2008ПечатьОтзывы

С интересом прочел в «Курской правде» за 22 декабря 2007 года воспоминания бывшего директора школы Е. Д. Морозова «Добро, идущее от сердца». Кажется мне, что материалы подобного рода должны появляться в газете чаще. Что бы там не говорили о жизни людей в советское время, а доброты в людях тогда было побольше, чем сегодня. Может, я ошибаюсь в этом, но мне лично помнятся многие случаи проявления бескорыстия людей и желания помочь даже незнакомому человеку. Одну давнюю, но памятную историю мне тоже захотелось рассказать читателям.

Мне двадцать лет, я работаю ответственным секретарем газеты «Лисичанский рабочий». Переводя меня на эту должность из литсотрудников, редактор Павел Воблый поставил одно непременное условие: занимаясь версткой и правкой, я как и прежде должен «освещать уголь». В нашем маленьком редакционном коллективе я был единственным «знатоком» угольного дела, поскольку в редакцию пришел с должности освобожденного комсорга шахты «Кременная-Западная». Другие, редактор в том числе, в шахте никогда не были и не могли отличить штрека от квершлага, часто путая эти и другие горняцкие термины. Между тем, угольная тема занимала добрую половину газетной площади, для чего мне раза два в неделю приходилось бывать на шахтерских пересменках, в разных отделах шахтоуправлений и в кабинетах треста «Лисичанскуголь».

Уже спланирован новогодний номер, и, чтобы вовремя сдать «угольный задел», я спешу на старую, расположенную почти в черте города шахту имени Петра Войкова. Нужен хороший комбайнер, на худой конец машинист врубовой машины. С этой просьбой я обращаюсь к парторгу шахты.

- Где же вам взять хорошего комбайнера? Знаете же, что нашей шахте сто десять лет, угольные пласты тощие и на большой глубине. Обходимся в основном врубовками.

После такого нравоучения угрюмый парторг однако повеселел и начал нахваливать Ваню Курского. Довоенный кинофильм «Большая жизнь» по-прежнему с успехом шел в шахтерских клубах, и его неунывающий герой Ваня Курский в исполнении Петра Алейникова был популярен среди горняков. Вот только никак не мог я понять, какое отношение имел киношный персонаж к шахте имени Войкова. Парторг тем временем позвал к себе председателя профкома шахты, начал объяснять.

- Вот из газеты товарищ. Рекомендую ему написать о Ване Курском, о машинисте врубовки Калашникове. Ты не против?

- Заслуживает, только на больничном он, на три дня ушел.

- А мы дадим корреспонденту его домашний адрес.

Наутро я иду искать дом и квартиру Ивана Яковлевича Калашникова, чтобы у него взять предновогоднее интервью. Но перед этим в который раз зашел в лучший универмаг города Лисичанска, где накануне видел единственное красивое пальто. Были в отделе одежды вещи похуже и подешевле, но это самое дорогое выставлено явно напоказ. Цена — полторы тысячи рублей с копейками. Дорого! У шахтеров деньги, конечно, есть, но не принято в их среде носить такие вещи. А другим жителям города нелегко собрать столь солидную сумму. У меня, к примеру, хоть и зарплата приличная, но налог подоходный, холостяцкий, да еще заем каждый месяц удерживают, комсомольские и прочие взносы...

И все же я не зря ходил вокруг обновки. Всего-то трехсот рублей мне не хватало, чтоб оплатить чек. Кстати, добродушная пожилая продавщица не советовала мне делать покупку перед Новым годом. Вещь отличная, но с первого марта — ежегодное «сталинское» снижение цен: пальто станет дешевле процентов на пятнадцать-двадцать. А пока пусть все видят, что есть в магазине хороший товар.

До чего были похожи один на другой все эти окраинные шахтерские поселки — всевозможные Шанхаи и Камчатки. Двухквартирный барачный домик, где жил лучший шахтер, ничем не отличался от других почерневших от угольной пыли строений. Не знаю, на что жаловался Калашников, но был он в хорошем настрое.

Три тесноватые комнаты обставлены были старой некрасивой мебелью. Калашников все объяснил.

- Не подумай, что нет у нас денег на хорошие столы да стульчики. Вот опять тринадцатую зарплату получил побольше других. Да не хочется ничего покупать для этого барака. Мечтаю купить отдельный домик в Лисичанске. Вот тогда...

Это откровение и натолкнуло меня попросить три сотни взаймы.

- Верну со следующей зарплаты. Сами понимаете. Мне не нужны неприятности, которые могут быть в случае задержки долга.

Когда я пояснил для чего занимаю, Калашников одобрительно кивнул:

- Я, кстати, сам ходил вокруг той вешалки. Вещь действительно хорошая. Но шахтеру да еще в сорок лет такая одежка ни к чему. Засмеют. А тебе в самый раз. Как не помочь в добром деле.

После этих слов он достал из ящика стола три новенькие сторублевки.

- Покупай, носи!

Объяснил шахтер на прощанье, почему его прозвали Ваней Курским. Зовут Иваном, а родом он из Курской области.

В тот же день я появился в вечерней школе в обновке, которую все щупали, хвалили, особенно воротник из морского котика.

Высказать заготовленные для «Вани Курского» похвальные слова о его шахтерском мастерстве и хороших человеческих качествах мне так и не удалось. Редактор был категоричен: в новогодний номер нужен материал от имени самого шахтера. Пусть выскажет благодарность партии и лично товарищу Сталину и сам о себе расскажет.

Таково в ту пору было требование к газетам: пусть выступают в печати люди — рабочие, колхозники. Но не нравились шахтерам, и не только им, написанные за них журналистами хлесткие опусы о том, что «на шахту я прибыл в таком-то году, освоил такую-то профессию и выполняю-перевыполняю нормы». За такие статейки мне не раз выговаривали мнимые авторы. Знал я, что и Калашникову это будет неприятно, публикация вызовет насмешки и упреки: расхвастался, дескать, на весь район, на весь угольный трест. Но и отказаться от редакционного задания я не мог.

В день зарплаты я поспешил в шахтерский поселок. Надеялся, что сам Калашников будет на работе и не придется слушать его упреки: отдам жене конверт с деньгами и объясню, что возвращаю долг. Но Калашников был дома. Отдохнув после ночной смены, он колол дрова возле угольного сарайчика. Воткнул топор в плаху и принялся оглядывать обновку.

- Замечательно, как на заказ! Молодец, что купил.

- Я вот тут долг принес.

- Долг?

Калашников нахмурился.

- Знал бы, не давал взаймы. Что ж ты меня так подвел. Вся бригада проходу не дает, да что там бригада, в нарядную зайти невозможно, смеются, хвастуном называют. Шло бы это от корреспондента, тогда бы мне даже завидовали.

Попробовал объяснить, что таковы требования сверху, чтобы сами люди писали о себе.

- Делать нам что ли нечего, чтобы статьи о самих себе писать. Ладно, ты подоспел под самый обед, за одно и обнову того... Винцом домашним.

За бутылкой вина и под пахучие мясные котлеты Иван Яковлевич рассказал о том, как в середине тридцатых приехал из курской деревни в Донбасс. Не без гордости поведал о своем знакомстве со знатным земляком Мироном Дюкановым. Лишь много лет спустя я узнаю из книг, что уроженец деревни Рождественка Медвенского района Мирон Дмитриевич Дюканов был наставником и другом самого Алексея Стаханова. Но это не мешало ему с самого начала быть противником затеянной кем-то рекордной показухи, а потом стал поборником нового движения и вместе со Стахановым получил орден Ленина. В той беседе с Калашниковым я слушал его рассказ о встречах с курским земляком без всякого интереса, что, конечно, не нравилось хозяину дома. Иметь такого земляка — это же гордость!

Обед закончен. Я протягиваю Калашникову конверт с деньгами и рассыпаюсь в благодарностях. Но он отстранил мою руку.

- Вижу, тебе нелегко сводить концы с концами. А у меня тринадцатая зарплата была. Оч-чень хорошая вышла получка. Долг прощаю и прошу не писать больше «моих» статей.

Я долго отказывался от щедрого шахтерского подарка, но все же его пришлось принять. А вот просьбу я выполнил. Однако фамилия Калашникова все же не раз мелькала в газете. То в связи с новым рекордом «на врубовку», то по поводу новой горняцкой награды. Такие упоминания были приятны Ивану Яковлевичу и всякий раз при встрече он хитро щурился и шутливо упрекал: «Захвалил ты меня совсем в газете. Ты уж, будь добр, поменьше обо мне пиши».

Вот таким и запомнился мне навсегда Ваня Курский — не в кино, а в жизни. Скромный, работящий человек, добрый, готовый помочь даже не очень знакомому человеку. Это благодаря ему я приобрел хорошую обновку к новому, 1952 году.

Федор Панов.

Оставьте ваш отзыв
ФИОВаше имя или ник (псевдоним)
E-mailУкажите ваш e-mail для ответа
ГородСтрана (если не РФ), город
ТекстВ тексте распознаются гиперссылки http://site.ru/page.html и электронная почта mail@mail.ru
АнтиспамВведите в поле цифры на изображении → Введите в поле цифры на изображении
Выделенные поля обязательны для заполнения

Партнеры


Официальный сайт администрации Курской области

Официальный сайт Общественной палаты Курской области, комитета внутренней политики Администрации Курской области

Официальный сайт телерадиокомпании Сейм

Стратегия Президента

www.gosuslugi.ru

Работа в России

© 2003–2018, АУКО
«Редакция газеты « Курская правда»,

e-mail: info@kpravda.ru
телефон: (4712) 51-24-62
При использовании информации ссылка на сайт обязательна. 
Размещение рекламы
г. Курск, ул. Максима Горького, д. 9
телефон: (4712) 51-11-35
e-mail: reklama@kpravda.ru
Посетители сайта
Сегодня: 1 030
Вчера: 2 218
Всего: 9 914 775