Областная общественно-политическая газета
Издание основано в июне 1917 года,
выходит по вторникам, четвергам и субботам

Жизнь посвятил театру

Номера 2015 года  :  № 131  :  Культура30 октября 2015ПечатьОтзывы

95 лет Андрею Петровичу Буренко. Андрей Петрович Буренко – народный артист РСФСР, почетный гражданин города Курска. Личность уникальная, ведь он посвятил служению одному театру без малого 60 лет. Случай редкий для периферийных театральных коллективов.

Так вышло, что с Андреем Петровичем я познакомилась раньше, чем увидела лицедея на сцене. В конце 50-х годов его племянница, моя одноклассница Галина Буренко, привела меня в дом актерской семьи. Простой, открытый, хлебосольный – таким запомнился мне замечательный человек. Лишь позднее, на спектаклях, открыла его для себя как талантливого мастера, которого коснулась Божия десница.

Андрей Петрович родился 15 ноября 1920 года в городе Василеве под Киевом, а через несколько лет родители с единственным сыном переехали в Курск, где он прожил до конца своих дней. С «ридной» Украиной его связывали отцовские и материнские корни, не прерывавшиеся близкие отношения с родственниками, у которых он ежегодно гостил, память предков. По свидетельству дочери Ирины, ее отец знал наизусть стихи Тараса Шевченко, Леси Украинки, очень любил слушать напевные украинские песни и при этом не скрывал своих эмоций, хотя в обыденной жизни не склонен был к сентиментальности.

Украинец по национальности, Андрей Буреко прославился как русский актер, говоривший по-русски без малейшего акцента. А какой безукоризненной дикцией он обладал! Куряне-старожилы наверняка помнят радиопередачи, которые он вел в паре с другой курской знаменитостью Нелли Рязанцевой. За умение владеть голосом, доносить до слушателей малейшие оттенки звучащего слова его хвалил сам «король микрофона» Юрий Левитан.

Работа на радио являлась для Буренко частью его жизни, но не главной. Любимым детищем, пламенной его страстью всегда оставался театр, а более конкретно – Курский драматический театр имени А.С. Пушкина, которому артист отдал всего себя без остатка. В 1936 году Андрея приняли в открывшуюся при театре актерскую студию. Ее художественный руководитель – превосходный режиссер, опытный педагог Александр Игнатьевич Канин – быстро разглядел в невысоком обаятельном крепыше творческие задатки. Годом спустя 17-летний юноша, оставаясь студийцем, впервые вышел на сцену, исполнив небольшую роль в спектакле «Павел Греков».

Успешно начатая театральная деятельность, юношеские мечты и творческие озарения на четыре года перечеркнула война. Молоденький пехотинец прошел с боями от Смоленска, Москвы до Курской дуги и дальше – на запад; освобождал ставший ему родным Курск, Сумы, свой любимый Киев; воевал в Румынии, Венгрии, Австрии, Чехословакии, где и закончил войну в составе… дивизионного ансамбля песни и пляски. И все же награды – орден Красной Звезды, медали – он получил за боевые заслуги.

Восстановилась мирная жизнь. И снова Курск, и снова театр. С 1946 по 1996 годы Андрей Петрович сыграл почти 250 ролей, выстраданных им, в которые он погружался целиком. Поражала широта творческого диапазона артиста. Если бы условно собрать его героев в одном зале, то они не узнали бы друг друга, настолько все разные и внешне, и по своему социальному статусу: Дулитл, корчивший из себя лорда («Пигмалион»), мятущийся духом Михаил Семенович Щепкин («Талант и неволя»), интеллигентнейший Сорин из «Чайки», взрывной, темпераментный бригадир строителей Потапов («Протокол одного заседания»), мафиози Дон Татталья («Крестный отец»), бездомный бомж по кличке Пифагор из «Свалки» и даже Бог в элегантном костюме современного мужчины («Святой и грешный»).

Не обладавший броской фактурной внешностью, Буренко тем не менее переиграл в молодости, да и позднее, главные роли русской, советской, зарубежной классики. Особенно заметен он был в спектаклях по пьесам Островского, Чехова, Горького. На нем, ведущем актере, «премьере», как принято говорить в театральном мире, в значительной мере держался репертуар. Достигнув определенной зрелости, стал характерным актером (есть такое амплуа). Одно время в курском театре чередой менялись главные режиссеры, приезжали и уезжали одноразовые режиссеры-постановщики, отличавшиеся друг от друга по стилю в воплощении замысла, но их выбор в распределении наиболее ответственных ролей неизменно падал на Андрея Петровича. Вот таким он запомнился художественному руководителю театра народному артисту России Юрию Валерьевичу Бурэ:

– С первого же раза, когда в 1982 году я принял театр, Андрей Петрович произвел на меня удивительно приятное впечатление обаянием, живым взглядом, ненадутостью. Но одного жизненного обаяния на сцене недостаточно. Нужно обладать и другими качествами. Андрей Петрович – потрясающе органичный актер, правдивый. Полностью веришь в то, что он яркий исполнитель. И вот это довольно редкое сочетание – органика и яркость – определяют актерский талант, независимо от того, какая роль досталась – большая или крохотная. У Станиславского есть такая фраза: «К роли надо идти от себя». В этой фразе, говорил народный артист СССР Алексей Дмитриевич Попов, важен глагол – идти, но идти как можно дальше от себя, иными словами, быть на сцене всегда разным, не повторяться. В этом и состоит дар перевоплощения…

Кого только не играл Буренко! Но чаще всего ему доставались роли военных – рядовых, генералов, морских офицеров, а с возрастом он воплотил целую галерею стариков: дед Щукарь («Поднятая целина»), дед Василий («По соседству мы живем»), дед Цыбулька («Таблетка под язык»), дедушко Селиван («Усвятские шлемоносцы»). И старики-то с неизменными бородой и усами получались у него не на одно лицо, а каждый со своим характером, привычками. Но есть одна особенная роль – пожилой старшина Поприщенко в спектакле «Полк идет», поставленном по роману Михаила Шолохова «Они сражались за Родину» заслуженным деятелем искусств Украинской ССР Владимиром Бортко.

Андрей Петрович дорожил этой работой. Хотя ему досталась не центральная роль, но на ней держался эмоциональный накал спектакля. Бывалый солдат («Я ломаю уже четвертую войну», – говорит его герой) не терял присутствия духа даже в условиях отступления с тяжелейшими боями наших войск по донской степи в сторону Сталинграда. Это он, старшина, принял на себя командование ротой, когда смертельно ранило ее командира. Поприщенко-Буренко произнес слова, ставшие смысловым акцентом, главной идеей романа и спектакля: «Сынки мои, солдаты!.. Мы на восток шли, а глаза наши глядели на запад. Давайте туда и будем глядеть до тех пор, пока последний немец от наших рук не ляжет на нашей земле…»

Именно этот седой, закаленный невзгодами старшина Поприщенко сумел вывести в расположение дивизии остатки полка (в живых остались лишь 27 человек), разбитого, но сумевшего сохранить святыню – знамя полка.

До сих пор помню, хотя прошло 40 лет, как Буренко сыграл состояние своего героя в сцене, когда командир дивизии с перебинтованной головой, опустившись на колено, трепещущими губами поцеловал красное полотнище. У закаленного бойца Поприщенко, сохранившего верность присяге, вздрагивали плечи и тряслись вытянутые по швам руки, а из-под опущенных век катились по старческим щекам светлые слезы от сознания выполненного долга.

Какой потрясающий образ! И какова истинная сила большого художника, способного всколыхнуть душу жизненной правдой! Оценкой значимой постановки стало награждение в 1977 году режиссера и четырех исполнителей, в том числе А.П. Буренко, серебряными медалями имени народного артиста СССР А.Д. Попова за лучшее воплощение военно-патриотической темы.

Создать запоминающийся образ артисту помог собственный фронтовой опыт: он ведь тоже, будучи старшим сержантом, командиром минометного взвода, мерз в окопах, под Рузой выходил из вражеского окружения. Однажды осенью простудил в болоте посеченные шрапнелью ноги, потом был тяжело ранен, что не прошло бесследно для здоровья – аукнулось на старости лет.

– В последние годы работы в театре, – рассказывает заслуженный артист России Геннадий Семенович Стасенко, – у Андрея Петровича возникли серьезные проблемы с ногами. Он с трудом передвигался, но никогда не жаловался на свои недомогания. Правда, однажды горестно сказал, как выдохнул: «Хоть приползу, но на свой выход не опоздаю». А выходил на сцену – сразу преображался. Многие артисты могут припомнить, когда им приходилось играть, превозмогая боль или забыв о высокой температуре. Что-то удивительное с нами происходит в такие моменты. Ни врачи, ни психологи не могут этого объяснить. Просто какая-то магия! Когда Андрею Петровичу стало невмоготу выходить на сцену, он нашел в себе мужество завершить актерскую биографию раньше, чем ушел из жизни. Петрович был душой театра, его все любили: вахтеры, рабочие сцены, мы, актеры.

…Профессиональная жизнь Андрея Петровича продолжалась и дома, в известной в Курске театральной семье. Его жена, обаятельнейшая Агнесса Вениаминовна Фролова, выпускница театроведческого факультета Московского ГИТИСа, одно время заведовала в Курском драмтеатре литературной частью, потом была его директором. Ее мать заслуженная артистка РСФСР Фридерика Ермолаевна Горская блистала в том же театре 40 лет. И, естественно, в домашнем кругу разговоры чаще всего велись вокруг театра. Но вот какой парадокс, по поводу которого Андрей Петрович комплексовал: ему нередко приходилось играть с тещей в роли … ее супруга. «Неужели я такой старый, что гожусь в мужья преклонных лет?» – недоумевал Андрей Петрович. «Нет, это я такая молодая, что играю жену нестарого человека», – парировала Фридерика Ермолаевна.

Ее, женщину изысканную, утонченную, в театре величали графиней, а он – из простой крестьянской семьи, «свой парень». Но на сцене они были достойными друг другу партнерами. В 1967 году в спектакле «Огненный мост» Горская играла Ксению Михайловну, а Буренко – ее мужа адвоката Дубровина. В рецензии, появившейся в газете «Курская правда», отмечалось: «Дуэт заслуженных артистов республики Горской и Буренко – одна из значительных удач спектакля». И лишь однажды, в спектакле «Деревья умирают стоя», они оказались по сюжету родственниками разных поколений. Фридерика Ермолаевна достоверно сыграла бабушку, а ее зять по жизни – внука.

Хотелось узнать, каким был Андрей Петрович вне сцены, без грима? Вспоминает его дочь Ирина Андреевна Привалова:

– Папа жил легко и весело, он имел вкус к жизни, любил рыбалку, любил вкусно поесть. Между прочим, сам ходил на базар, чтобы выбрать мясо, сало. Но мне кажется, что на базар его тянуло еще и потому, что там он мог наблюдать любопытные сценки, народные характеры, от которых потом что-то перенимал для своих ролей.

К нам в гости частенько заходили его коллеги отметить какое-либо событие, а порой и без всякого повода. Главным праздником в семье был и остается День Победы – святой праздник. Утром папа ходил на мемориал павших в годы Великой Отечественной войны, а потом все собирались за столом помянуть погибших. О войне, о своем участии в боях рассказывал неохотно и крайне редко – не хотел ворошить тяжелые воспоминания.

Папа ценил простые человеческие радости. Души не чаял во внучке Оленьке, и она была нежно к нему привязана. Когда его не стало, я нашла письмо Оли (девочке было тогда 16 лет), адресованное деду: «Дедушка, милый! Как я буду теперь жить без тебя?» В нашей семье всегда были теплые отношения, а без папы мы сразу осиротели.

…В театре мне рассказали еще об одной ипостаси многогранной натуры А.П. Буренко. Четверть века он возглавлял Курское отделение Всероссийского театрального общества (ныне Союз театральных деятелей России). Хлопотная, надо сказать, должность – «выбивал» у руководства города квартиры для творческих работников, организовывал коллективные выезды актеров в Москву, чтобы они смогли посмотреть лучшие спектакли ведущих театров столицы. Поразил меня в свое время веселый «капустник» артистов совместно с журналистами, где инициатор его проведения Андрей Петрович раскрылся с неожиданной стороны как мастер дружеских розыгрышей.

Неподражаемый лицедей остался в памяти нескольких поколений курских зрителей. За сценические успехи и общественную деятельность А.П. Буренко был удостоен орденов Трудового Красного Знамени, Октябрьской революции, отмечен званием «Почетный гражданин города Курска». В знак высокого признания заслуг артиста на поприще курской культуры учреждена в 2002 году театральная премия его имени.

Память о народном артисте – великом труженике, ушедшем из жизни в 1997 году, сохраняет мемориальная доска на доме (улица Ленина, 108), где он жил многие годы.

К сказанному добавлю мудрые слова (не помню чьи): «Слава быстротечна, а искусство вечно». То самое высокое искусство, которому посвятил жизнь Андрей Петрович Буренко – быль курского театра, ставшая легендой.

Тамара Грива

Оставьте ваш отзыв
ФИОВаше имя или ник (псевдоним)
E-mailУкажите ваш e-mail для ответа
ГородСтрана (если не РФ), город
ТекстВ тексте распознаются гиперссылки http://site.ru/page.html и электронная почта mail@mail.ru
АнтиспамВведите в поле цифры на изображении → Введите в поле цифры на изображении
Выделенные поля обязательны для заполнения
При использовании информации ссылка на сайт обязательна
Постоянный адрес страницы: http://www.kpravda.ru/article/culture/035356/
© 2003–2018 АУКО «Редакция газеты «Курская правда»
Разработка сайта: КурскИНФО
Размещение рекламы
г. Курск, ул. Максима Горького, д. 9
телефон: (4712) 51-11-35
e-mail: reklama@kpravda.ru